Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

True Neutral

Нуивот

Американский новостной канал, показівая Капитолий: (уже вот-вот Байдена к присяге приводить, ) "...and we get THIS".
Этой фразой можно заканчивать любые новости последнего года (у нас - последних двух лет).
Что на украинский переводится как "...їжте, хоч повилазьте".
... and the Bookman

Another Orphan

moby_dick_map

Карта Эверетта Генри к «Моби Дику» (1956, оригинал хранится в Библиотеке Конгресса).
... and the Bookman

Еще "Дракон"

Акимов в воспоминаниях о Шварце формулирует с вынужденным изяществом: «И начал писать "Дракона" он именно в тот момент, когда сложные дипломатические отношения с гитлеровской Германией в попытках сохранения мира исключали возможность открытого выступления со сцены против уже достаточно ясного и неизбежного противника".

То есть когда две головы господина Дракона договорились.

А дальше Акимов (режиссер дважды запрещенного спектакля) объясняет, что Бургомистр - это сатира на союзников по антигитлеровской коалиции.
The Morra

Текущее

50hrn

А Жадан сегодня запостил в ФБ старое, еще 2011 года стихотворение:
Ця влада посилює в мені любов до холодної зброї.
Ця держава позбавляє мене почуття вітчизни.


Вчера штурмовали один из киевских музеев, потому что на тамошней выставке - картины из коллекции Порошенко.

Специально зашел на страницу к одному экс-френду из белых польт. Он со словами "И что изменилось?" публикует перепост собственной записи трехлетней давности о том, как в стране не борются с коррупцией. Вот не видит человек, что изменилось в стране за последний год. "Они все одинаковые". Журналист, а как же.

Так и живем.
... and the Bookman

На сон грядущий

Я уже имел случай заметить, что "в такие времена, как нынешние", вечернее чтение Конан Дойла производит самое умиротворяющее действие.

"В эпоху, когда премьер-министр был пьяница, лидер оппозиции - распутник, а принц Уэльский - и то, и другое вместе, трудно было найти человека, который был бы образцом и в частной, и в общественной жизни. И однако, при всех своих несовершенствах то был век сильных духом..."
("Родни Стоун", роман из эпохи наполеоновских войн.)
Just Homsa

Colour green

О чем ни говори, все равно придем к политике.
В двенадцатом часу ночи мы с vika_garna сели на любимого конька и стали рассуждать о безусловном преимуществе филологии перед философией. Какой-то аспект темы я объяснил папе через пример "Бесцветные зеленые идеи яростно спят".
Папа, задумчиво: - Ну, в общем, именно это они у нас и делают.
The Morra

Тем временем

На кухне, как всегда, орет радио. Какая-то, прости господи, юмористически-аналитическая программа. Украинские журналисты с невероятной гордостью заявляют, что раньше "поливали Порошенко", а теперь "поливают Зеленского".

Не так ли и некоторое количество моих (в основном, экс-)френдов, которые "всего лишь поливали Порошенко"?

Ответственность? За капитуляцию? Какая ответственность?
The Good

Гилберт

За всем за этим я пропустил 175-летие Честертона (29 мая). Он в очередной раз нам необходим. Как всегда.


В городе, огороженном непроходимой тьмой,
Спрашивают в парламенте, кто собрался домой.
Никто не отвечает, дом не по пути,
Да все перемерли, и домой некому идти.

Но люди еще проснутся, они искупят вину,
Ибо жалеет наш Господь свою больную страну.
Умерший и воскресший, хочешь домой?
Душу свою вознесший, хочешь домой?

Ноги изранишь, силы истратишь, сердце разобьешь,
И тело твое будет в крови, когда до дома дойдешь.
Но голос зовет сквозь годы: «Кто еще хочет свободы?
Кто еще хочет победы? Идите домой!»
The Morra

С такими друзьями

The NY Review of Books начинает обзор двух книг о Майдане и войне с рассказа о том, как Порошенко и Путин беседуют томными вечерами по телефону, Порох богатеет, задушил оппозицую и, очевидно, готов продать Украину, если это ему будет выгодно, его устраивает патовая ситуация, потому что она означает, что можно не проводить никаких реформ, да и вообще #ничегонеменяется, «in Kiev euphoria turned to stagnation», ждем #Майдан3.0, потому что: «There are a lot of angry, disillusioned people in Ukraine. But many are deathly tired of politics, and any new outburst could be much more violent than that of 2014. There are many more guns, trained military veterans of the volunteer battalions, and the National Guard».
Поскольку о российской агрессии, аннексии и оккупации говорится прямым текстом, статья должна выглядеть как бы объективной.
Автор сам такой умный или ему Юля приплачивает?
... and the Bookman

Другая калитка

В колонках играют сестры Коллинз, и мне захотелось напомнить примечательную историю из книги Кэтрин Бриггс «Фейри в традиции и литературе» – рассказ г-жи президента Неттлкомбского женского института.

«Я отправилась в один дом в Корнуолле заняться кое-какой секретарской работой. Увидев ферму, я зашла и спросила, правильно ли я иду в Мэнор. На меня посмотрели как-то странно – я подумала, наверно, потому, что они никогда не видели чужаков, – но жена фермера была очень добра и дала мне подробные наставления. Мне надо было перейти какие-то поля, а потом идти по одной дороге туда, где есть две – две! – калитки, и мне надо пройти в белую. Она так настаивала на этом, что мне уже представился бык, пасущийся в поле, или злые сторожевые псы. Работники с фермы, сидевшие тут же – они обедали – все молча согласно кивали. Что ж, я вышла на ту дорогу; стоял туманный, снежный, угрюмый день, и я не хотела опаздывать, – мне еще предстояло возвращаться домой. Потом дорога уперлась в калитку, сделанную в плотной боярышниковой изгороди – одна калитка, и она была не белая! Мне стало не по себе. Я была полна решимости не потерять ту работу – я только начинала тогда работать, и мне нужны были деньги. Я сходила вдоль изгороди – наколола себе пальцы – но калитка была только одна! Тут кто-то показался на дороге – он насвистывал, и тут туман немного поредел и изгородь кончилась. Это был один из парней с фермы – его послали за мной, и он знал, что делать. "Вот ваша калитка, мисс", – сказал он, и точно – она была там, рядом с той, другой. Я не успела поблагодарить его – он ушел обратно, продолжая громко насвистывать. Старый Мэнор-Хаус стоял прямо передо мной, и я побежала к нему. Работа не заняла у меня больше часа, и я на обратном пути я пробежала мимо той фермы. Женщина выглянула из окна, я помахала ей рукой и заторопилась дальше. Теперь я жалею, что не набралась тогда смелости и не спросила у нее, не носил ли ее сын ботинок, подбитых гвоздями, не нес ли он в кармане соль, или же ему было велено громко петь или свистеть».