Category: природа

... and the Bookman

Жуки



Прекрасная история о колорадском жуке - биологическом оружии ̶Т̶р̶е̶т̶ь̶е̶г̶о̶ ̶Р̶е̶й̶х̶а̶ ̶В̶е̶л̶и̶к̶о̶б̶р̶и̶т̶а̶н̶и̶и̶ ̶С̶Ш̶А̶.

"Когда есть четкое представление о враге, даже естественные явления (в данном случае завоз новой фауны в результате продовольственных поставок из Нового Света) могут быть истолкованы как результат его целенаправленных и злонамеренных действий. Из примеров выше хорошо видно, что все опасения и обвинения возникали в ответ на во­ображаемые эксперименты противополож­ной стороны. Эти воображаемые исследования противника становились также причиной реальных экспе­ри­ментов по сбрасыванию жука над посевами".
... and the Bookman

Скотт преображенный

В поэме Вальтера Скотта «Дева Озера» есть строчка «...foeman worthy of their steel», ставшая более-менее крылатой (Холмс, чуть перефразируя, так говорит о Стэплтоне). В переводе Ивановского: «Достойный враг в расцвете сил». И всё – Дункан Маклауд превращается в Карлсона.
... and the Bookman

Соцреалистическая фантастика

Если все образы в этой цитате из "Цемента" прочитать не как плохие метафоры, а как буквальные описания, - какая восхитительно трэшовая фэнтези получится!
«Саранчой выползают станицы, и куркульские восстания дымом и кровью заволакивают поля, камыши, предгорья и ковыльные степи. Горы и леса кишат зверолюдом. Днем враги прячутся в темных зарослях и пещерах или гуляют по городу в масках друзей революции... А наступает ночь — они выползают, распыленные мраком, для предательской работы. Вот они зажигают свои сигнальные огни, и огни летят в саранчовые поля, призывно маячат и хохочут совами».
... and the Bookman

Джон Тодхантер "Баньши" (1888)

Зеленый, в руках колдовских
Пеннобородого моря
Остров древней волшбы,
Остров печали
Простерся в чарах и грезах;
Там, над потоком Шаннон,
В призрачном свете лунном
Призрак-Эрин сидит.

Вековечная скорбь,
Над древним потоком Шаннон,
Матерь множества чад —
Кто в изгнанье, а кто в могиле, —
Бездомна в своем дому, поникнув главою,
Стиснув колени сидит,
Голосит, причитает!

От стона ее волшебные травы
Дрожат на холмах и кручах;
У подножия древних ее крестов
Могильные травы трепещут и гнется крапива;
В ущельях, полных видений,
Таволга поит ветер ночей
Тайным вздохом ее кручины;
Мяты горькие стебли у святых родников
Бродят соком печали.

Временами, вскинув главу,
Синий бесслезный взор
Устремляет сквозь чад ночей
На минувшее в оны дни
И на то, что грядет.

А порою — когда луна
Бурю выманит из пучин
И Атлантики громы вздымет из западных гротов, —
Волкодав у ее колен
Пробуждается с грозным лаем,
И звенят голосами тайны
Струны арфы ее безумной —
Жилы сердца поэтов.
Мчится на крыльях бури
Вкруг земли своей потрясенной,
Разметав седые власы,
Метеором зловещим,
Безнадежной надежды тенью,
Голося, причитая!

Струны безумные вторят ее причитанью
Дуновеньями ночи:
Над четырьмя морями плач ее льется — над Мойлом,
Милевым морем, проливом Могучего Лука,
И океаном Колумба.

И фении внемлют, и хмурые тени ее неуёмных героев,
И Фианула-Лебедь рыдает над водами Иннисфайл,
Песнь судьбы своей выкликая,
Заклятие вещих Прях.

И внемлют народы в пустом и трепещущем времени ночи,
В предрассветной печали,
Погребальному плачу
И обрывкам бардовских грез.
Их души трепещут в пустом и трепещущем времени ночи,
И грезят они, как сбывается рок королей,
Как чахнут тираны, как ветер к рассвету крепчает —
Сокрушительный ветр перемен.

Довольно, не плачь, одинокая матерь скитальцев, не плачь!
Всесветная баньши, довольно рыдать над Землей!
Весь мир с тобою скорбит, и ты не одна:
Обиды твои — беды мира.

Перевод (с) annablaze
True Neutral

Описание настольной игры "Пещеры Лавры"



Что может быть увлекательнее путешествия? Конечно же, путешествие по лабиринту подземных пещер! А если это подземные пещеры Киево-Печерской Лавры, то путешествие будет познавательным — ведь вам предстоит встретиться со святыми отцами Печерскими, среди которых и прп. Антоний и Феодосий Печерские, и прп. врач Агапит, и прп. Илья Муромец, и выполнить их поручения. Спешите!



Игра простая, интересная и красивая. Путешествие начинается с того, что четыре игрока входят в лабиринт через четыре разных входа, а дальше — неожиданные встречи, разной сложности задания и жемчужины в награду.

Игра семейная, не азартная, образовательная. Так как игра рассчитана на детский возраст от 6 лет, то младшим детям может понадобиться помощь старших, родителей или преподавателей. На каждой карточке с заданием помещен краткий рассказ о том прп. отце Печерском, поручение которого вам предстоит выполнить. Основным источником сведений для создания игры послужил Киево-Печерский Патерик.

В комплект игры входят: 1 игровое поле, 4 разноцветные фишки, 20 карточек с заданиями (в специальном конверте для лучшей сохранности), 2 кубика, правила игры и небольшой рассказ об истории Киево-Печерской Лавры.



Игра упакована в компактную (31 см х 20 см х 3 см), очень красивую коробку, стилизованную под дерево, — очень подходяще для подарка и удобно для хранения.

Выигрывает тот, кто собрал больше жемчужин. Игра развивает воображение, логическое мышление и тренирует зрительную память!

(По наводке изумленной aunt_millicent.)
... and the Bookman

Малоизвестный рассказ Александра Кондратьева

(Русская мысль. – 1912. – Сентябрь. – С. 128-135.)
Я узнал об этом рассказе из доклада Е.Г. Тарана на Третьих Кондратьевских чтениях; выкладываю текст для общего литературоведческого блага.

Александр КОНДРАТЬЕВ
ШЕПОТ ПАНА
Рассказ

«Странник, не бойся меня. Не протягивай руку к оружию. Никакого вреда не причинит тебе сын стыдливой Дриопы и легконогого Гермеса. Отдыхай. В полуденный зной спит вся природа. Когда-то спал в это время и я; но с тех пор как пастухи окрестных селений обходят пещеру мою и на камни, возле которых лежит теперь твоя голова, не проливается больше горячей струей козлиная кровь, с тех пор как меня неизвестно за что стали бояться и избегать, мне бывает грустно в эти часы, и я люблю пожертвовать сном для дружелюбной беседы с дремлющим путником... Не трудись подыматься! Меня ты все равно не увидишь. Мой голос – жужжание пчел, щебет птиц, лепет листьев и журчанье ключа... Речи мои понятны только в дремоте.
Collapse )
Just Homsa

Умерла Ирина Гурова

...последний представитель великого и благородного племени в этом заповеднике, а тех, кто еще сохранился в других уголках мира, можно пересчитать по пальцам на одной руке, и пальцев более чем хватит.
Пейте, - сказал он. - Пейте до дна.
... and the Bookman

Банный лист и пареная репа

Саул раздраженно сказал:
- Нет такого выражения: "дрожать как банный лист". Есть выражения: "дрожать как осиновый лист" и "липнуть как банный лист".
- Но липнуть как лист - это примитивная метафора. Она восходит к липким листьям липы. Как может липнуть банный лист? Это же не лист растения. Чего ради листья каких-то растений попадут в баню? Это смешно!


Да? Смешно?
Оборот проще пареной репы "очень просто" возник путём контаминации (объединения элементов) оборотов проще простого "очень просто" и дешевле пареной репы "очень дёшево".