Category: цветы

Category was added automatically. Read all entries about "цветы".

... and the Bookman

As They See Us

Путешествие в полуденную Россию. В письмах, изданных Владимиром Измайловым (М., 1800, с. 90):

«Кажется, что сам вкус Малороссиян есть вкус изящного и что он образовался по натуре, которая так великолепна перед их глазами. Все деревни или хуторы их расположены в прекрасных местах; каждая хата, чистая и белая, окружена цветущим садом со зреющими плодами; окны осенены осокорами или липами; у каждого поселянина есть скрипка и любимая овечка в стаде».
The Good

Григорий Кружков

Ежевечерние ежи

Когда погаснет
Свет в саду,
Я в сад таинственный
Сойду.
Как будто никого в нём нет —
Лишь тишина
И лунный свет.

Но вижу вдруг:
Из-под куста,
Как будто досчитав до ста,
Выходит ёж,
За ним — второй,
И по траве бегут сырой.

С ежами я давно дружу,
Я им морковку выношу,
Я приношу им молока
И даже глажу их —
слегка.

Ежевечерние ежи!
Они прохладны и свежи
В саду,
Среди цветов ночных…

Ты можешь сам
Погладить их.

Ёж
на ночной цветок
похож,
И роза колется,
Как ёж.
Just Homsa

Рэй Брэдбери (1920-2012)

Мой дед говорил: "Каждый должен что-то оставить после себя. Сына, или книгу, или картину, выстроенный тобой дом или хотя бы возведенную из кирпича стену, или сшитую тобой пару башмаков, или сад, посаженный твоими руками. Что-то, чего при жизни касались твои пальцы, в чем после смерти найдет прибежище твоя душа. Люди будут смотреть на взращенное тобою дерево или цветок, и в эту минуту ты будешь жив". Мой дед говорил: "Не важно, что именно ты делаешь, важно, чтобы все, к чему ты прикасаешься, меняло форму, становилось не таким, как раньше, чтобы в нем оставалась частица тебя самого".

Он был первым и лучшим.
Just Homsa

Травка зенелеет!

Только утром вспоминал Маршака -

Цветет в лесу подснежник,
А не метель метет.
И тот из вас мятежник,
Кто скажет - не цветет!


- а вечером прочитал в газете, что в ботсаду расцвели абрикос и айва.
С наступающим, однако.
... and the Bookman

Персефона и Деметра. Not for kindergartners

Гомеровский гимн "К Деметре", 4 - 46 (пер. В. Вересаева) - в дополнение к предыдущему посту.

Не было матери с ней, златосерпой Деметры, в то время.
В сонме подруг полногрудых, рожденных седым Океаном,
Дева играла на мягком лугу и цветы собирала,
Ирисы, розы срывая, фиалки, шафран, гиацинты,
Также нарциссы, - цветок, из себя порожденный Землею,
По наущению Зевса, царю Полидекту в угоду,
Чтоб цветколицую деву прельстить - цветок благовонный,
Ярко блистающий, диво на вид для богов и для смертных.
Сотня цветочных головок от корня его поднималась,
Благоуханью его и вверху все широкое небо,
Вся и земля улыбалась, и горько-соленое море.
Руки к прекрасной утехе в восторге она протянула
И уж сорвать собиралась, как вдруг раскололась широко
Почва Нисийской равнины, и прянул на конях бессмертных
Гостеприимец-владыка, сын Кроноса многоименный.
Деву насильно схватив, он ее в золотой колеснице
Быстро помчал. Завопила пронзительным голосом дева,
Милого клича отца, высочайшего Зевса-Кронида.
Но не услышал призыва ее ни один из бессмертных.
Слышала только из темной пещеры Персеева дочерь,
Нежная духом Геката, с блестящей повязкою дева.
Слышал и Гелиос-царь, Гиперионов сын лучезарный,
Как призывала богиня Кронида-отца. Но далеко
В многомолитвенном храме отец пребывал в это время,
От земнородных людей принимая прекрасные жертвы.
Деву же, против желанья ее, наущением Зевса,
Прочь от земли на бессмертных конях увлекал ее дядя,
Гостеприимец-властитель, сын Кроноса многоименный.
Все же, покамест земля и богатое звездами небо,
И многорыбное, сильно текущее море, и солнце
С глаз не исчезли у девы, - надежды она не теряла
Добрую матерь увидеть и племя богов вековечных:
В горькой печали надежда ей все еще тешила душу...

Ахнули тяжко от вопля бессмертного темные бездны
Моря и горные главы. И вопль этот мать услыхала.
Горе безмерное остро пронзило смущенное сердце.
Разодрала на бессмертных она волосах покрывало,
Сбросила с плеч сине-черный свой плащ и на поиски девы
Быстро вперед устремилась по суше и влажному морю,
Как легкокрылая птица. Но правды поведать никто ей
Не захотел ни из вечных богов, ни из смертнорожденных,
И ни одна к ней из птиц не явилась с правдивою вестью.
Just Homsa

Роберт Грейвз (не по сезону)

Полуслова: она сквозь полусон
Лепечет нежное из темноты,
Не поднимая век.
Земля на миг стряхнула зимний сон
И подарила травы и цветы -
И не беда, что снег,
Что сыпет снег.


(Это я перечитываю Байетт.)

Upd:
She tells her love while half asleep,
In the dark hours,
With half words whispered low;
As earth stirs in her winter sleep
And puts out grass and flowers
Despite the snow,
Despite the falling snow.