Category: юмор

Category was added automatically. Read all entries about "юмор".

... and the Bookman

Вопрос: "Сэндмен", Фрейзер

Вопрос к тем, кто читал Джорджа Макдоналда Фрейзера ("Флэшмен" и др.).
Нил Гейман утверждал, что сюжет одного из комиксов, примыкающих к "Сэндмену", она заимствовал из "анекдота, рассказанного Фрейзером". Сеттинг такой: условная Британия до римлян, героиня - жена местного вождя. Ни одного мужчины в поселении нет, приходит отряд разбойников с отрезанной головой вождя. Его жена - уже вдова - устраивает все так, что бандиты начинают драться между собой за то, кому она достанется, а утром возвращаются мужчины племени и добивают тех, кто остался в живых.
Где у Фрейзера приведен этот "анекдот"?
... and the Bookman

Posh-lust

Из старой статьи Михаила Эпштейна:

"(...) Чехов прекрасно понимает, что в рамках его собственного, секулярного мировоззрения трудно дать какую-то другую критику мерзкой пошлости, кроме как от имени какой-то другой, благородной пошлости. (...)
Кстати, бессмертная фраза "мороз крепчал", которой Чехов в рассказе "Ионыч" награждает пошлую писательницу Веру Иосифовну, жену пошлого Ивана Петровича Туркина, - эта фраза очень типична для самого Чехова. В том же рассказе "Ионыч" встречаются перлы, вполне достойные пера Веры Иосифовны: "Светила луна". "...В каждой могиле чувствуется присутствие тайны, обещающей жизнь тихую, прекрасную, вечную". "...Лунный свет подогревал в нем страсть..."
True Neutral

"Сталкер"

Впервые посмотрел фильм на большом экране - он и в пятый-шестой раз так же ошеломляет (даром что транслировали с компьютера и половина кадров была изрядно засвечена. Саботажники). Зал был примерно наполовину заполнен - и реакция некоторой части публики меня удивила. Что со "Сталкера" просто уходят, понятно. А тот то, что во время некоторых эпизодов начиналось ржание... Потом уже, кажется, понял, что у этих сцен было общего (разговор перед "мясорубкой", телефонный звонок и др.): это все перипетии, точки слома, когда происходит нечто, выходящее за рамки уже установленного действия. А это малокультурным зрителем воспринимается как comic relief, потому что очень близко к природе юмора вообще. Но у Тарковского-то юмора нет и возможен только tragic relief.
... and the Bookman

1984

Мэлор Стуруа: «1984 и „1984”» (Известия. - 1984. - 14 и 15 января).
Джордж Оруэлл, ренегат социализма, превратившийся из попутчика прогресса в лазутчика реакции, замыслил свой роман в жанре социально-политической утопии как карикатуру на наш строй на примере лейбористской Англии, «переродившейся» в «коммунистическую». Но история сыграла — не могла не сыграть — злую шутку и с автором романа, и с его апологетами. Каждый год от 1949-го до 1984-го все явственнее, все убедительнее показывал, что Оруэлл, сам того не желая, сам того не ведая (впрочем, последнее можно и оспорить), нарисовал не карикатуру на социализм и коммунизм, а вполне реалистическую картину современного капитализма-империализма. То, в чем упражнялась изощренная фантазия Оруэлла, стало явью западного мира, и в первую очередь Соединенных Штатов Америки — подлинного, а не вымышленного «центра зла» наших дней.
...С некоторых пор у Оруэлла появился весьма напористый подражатель-соперник. В духе его «Новоречи» он изобрел свою собственную и окрестил ее «Адой». Группа ученых Института математических наук Каранта при Ньюйоркском университете создала «Аду», а Пентагон взял ее на вооружение в качестве единого стандартного компьютерного языка.
«Язык мой — враг мой»... Язык Пентагона — враг мира. Язык «Ады» — голос термоядерного ада. Шекспировский Калибан говорил, что итальянские аристократы научили его языку, на котором он мог проклинать их. В языке «Ады» слышится проклятие роду людскому. Но, подобно тому, как Оруэлл с его «Новоречью» не смог предсказать будущее человечества, Пентагон с его «Адой» не сможет перечеркнуть его.
... and the Bookman

Дней минувших анекдоты

Случайно наткнулся на сайт Константина Душенко - известного переводчика Лема и составителя словарей крылатых выражений (ох, сколько родительных падежей).
На сайте не так уж много всего, а интереснее прочего раздел "История знаменитых цитат". Там можно узнать, в каком контексте было сказано "Когда я слышу слово "культура"..." (популярная версия Веллера - вранье от начала до конца; а кто-то сомневался?), "Сколько ангелов может уместиться на острие иглы?" (Джон Арбетнот, после 1714 [*]; восходит к псевдо-Экхарту, XIV век), "Загадочная русская душа" (1902, английская рецензия на "Фому Гордеева"), "Он принял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой" (лейборист Исаак Дойчер, 1953), "Наш сукин сын" (вероятно, Таддеус Стивенс, соратник Линкольна), "теория стакана воды" (Жорж Санд), "10 000 обезьян за пишущими машинками..." (Эмиль Борель, "Механическая статистика и необратимость", 1913), "Государство - это я" (первое известное высказывание - Наполеон, и то в прошедшем времени), "Хотели как лучше, а вышло как всегда" (все-таки Черномырдин. а не Жванецкий), "Железная леди" (о Тэтчер - английский перевод статьи Юрия Гаврилова "Железная дама стращает..." из газеты "Красная звезда"), "После нас хоть потоп" (восходит к эпиграмме Стратона, II век н.э.).

* Upd: А вот ничего подобного.
Just Homsa

К вопросу о судьбе русской фантастики

"Списать все на безумную страстную любовь, незаживающей раной гнобящую мое бедное сердце."
...и другие перлы из романа Юлии Остапенко.
Победоносное шествие Ю.О. пугает меня так же, как несколько лет назад страшила уверенная поступь Олега Дивова. Ну плохо же, ПЛОХО, в лучшем случае – тексты-пустышки. Если ЭТО мы считаем литературой, тогда последние сорок с лишним лет (считая от "Возвращения" Стругацких) можно просто вычеркивать.
"Молодое поколение...", как говорил довлатовский зэк.